Он к нам достаточно близок, всего 50 парсек, но его поперечник только в 110 раз больше поперечника Солнца. Для красноватого гиганта он, непременно, мал; и если при расширении он заполучил такие приличные размеры, то с таковой массой (возможно, не больше солнечной) он никогда не сумеет стать сверхновой. Даже если он все еще расширяется, то до взрыва ему далековато, и мы не дождемся от него перехода к сверхновой в течение миллиона либо более лет.

Мира, либо Омикрон Кита, удалена от нас на 70 парсек, зато ее поперечник в 420 раз больше солнечного и она наверное массивнее Солнца. К тому же звезда имеет нерегулярную пульсацию (переменная звезда. — Примеч. ред.), а означает, она находится на последней стадии и становится все более нестабильной. Это ближний к Земле возможный кандидат в последующую сверхновую. Всего в 150 парсеках от нас есть три относительно близких бардовых гиганта, каждый из которых массивнее Миры. Один из их, Рас Альгете в Геркулесе, поперечником в 500 раз больше солнечного, другой, Антарес в Скорпионе, поперечником, превосходящим солнечный в 640 раз. Еще крупнее — Бетельгейзе в созвездии Орион, пульсирующая, как и Мира. Бетельгейзе тяжелее нашего Солнца приблизительно в 15–30 раз.

Некие признаки указывают на то, что Бетельгейзе — предсверхновая звезда — источник большого солнечного ветра: раз в год звезда выдувает из себя массу, равную 1/100 000 массы Солнца. Другими словами, каждый 1,5 суток эта звезда теряет материю, равную по массе целой Луне.